На место Сильвии и Лукаша

Альтруизм, даже по отношению к семье, – редкое явление, поэтому примирить семейные зависимости и неприязнь, когда речь идет о высшем благе, которым является чье-то здоровье… Они женаты десять лет, и надо признать, что у них складываются очень успешные отношения. Ей восемнадцать лет. Они полюбили друг друга, когда Сильвия была на первом курсе, а Лукаш – на третьем классе средней школы. Когда девять лет назад они начали строить собственный дом, им пришла в голову идея, что в нем будут жить мать Сильвии и бабушка Лукаша. После смерти мужа бабушка осталась одна где-то на окраине северо-западной Польши. Они начали уговаривать ее приехать в центральную Польшу, чтобы наконец стать ближе к своей семье. Это была непростая задача, потому что старушка очень упрямая. Лукаш, однако, надеялся, что найдет поддержку в своей матери, которая, хотя ей не нравилась Сильвия, чувствовала себя исключительно комфортно и не заботилась о своей 74-летней матери. Она постоянно обременяла своих юных друзей заботой. Однако она не хотела соглашаться на переезд. И не ради Сильвии, а ради себя. Она живет слишком близко к своим детям, и я думаю, она боялась, что ее матери придется делать больше. Потому что что бы сказали ваши друзья, если бы узнали, что их непопулярная невестка взяла на себя обязанности их дочери. После долгих лет преследования Сильвии и Лукаша ему удалось заманить к себе бабушек. А пока за две недели такие версии, конечно же, бабушка презентовала. Через несколько дней начались проблемы. Адреналин перестал работать, и бабушка слабела с каждой минутой. Начались визиты к врачам, слышать неприятные отзывы о здоровье бабушки, больнице и медленно выздоравливающей бабушке от многих болезней. Врачи быстро заметили, что за пожилой дамой ухаживают внуки, и начали их поддерживать. Каждый визит в офис заканчивался приговором. Но дама знает, что ей нельзя жить одной. Мать Лукаша сначала вела себя спокойно. Однако просуществовал он недолго и через три месяца начал крошиться. И нет смысла покупать бабушке абонемент в частную поликлинику, что бы искать семейного врача по месту жительства… Сильвия и Лукаш храбро восприняли все замечания. В конце концов они занервничали. Однажды, когда моя мама снова заговорила о том, что ее бабушка находится под руководством врача, Лукаш не выдержал. – Твоей матери больше восьмидесяти. Вы никогда не были с ее аудиологом, не контролировали зрение и пренебрегали операцией на ноге. Стоит ли упоминать еще какие-нибудь болезни моей бабушки? – Что вы хотите мне сказать, чтобы я не заботился о своей матери. – Тебе не только было наплевать, но тебе было стыдно за нее. И она держала ваших детей до семи лет, заботилась о нас на каждом отпуске и заставляла нас спать, пока вас не было. Бабушка когда-нибудь была с тобой в отпуске? Вы предлагали ей совместный отдых дома? – Но мы поехали к ней на Рождество. – Конечно, готово. И поэтому позвольте мне и Сильвии позаботиться о бабушке. Теперь мы можем себе это позволить. Мы вышли из финансовых затруднений, дети выросли, свободное время можно посвятить бабушке. И я думаю, что у нас это неплохо получается, так как нам удалось заставить бабушку улыбнуться, пошутить, она начала есть и даже упражняла свои больные руки и ноги. «Но вы не будете отрицать, что я навещал мою мать». – Нет. Если это будет похоже на посещение внучек, вы нас не слишком утомите. -Ты совсем не семья. – Но я, но я не позволю тому, чего мы достигли с Сильвией. У вас было много возможностей проявить себя. Теперь нужно работать над новыми шансами. Лукаш почувствовал себя ужасно после этого разговора. Но он знал, что должен сказать все это. Ради своего дома, их общего дома. В тот вечер позвонила мама. – Я обо всем думал. Я не приду туда, где меня не хотят. – И мы это уже слышали, не раз. Придумайте что-нибудь оригинальное, можете меня удивить. Спокойной ночи. Ночь, конечно, была в их головах. Они долго думали, как действовать дальше. С одной стороны, им надоело настроение матери, не привыкшей к возражениям, с другой – они не хотели разрывать контакты. Ведь девочкам стоит обратиться к бабушке. И так в последнее время ее тетя называет. Поговорили до утра, но мудрого решения не нашли. Как вы думаете? Должны ли Сильвия и Лукаш первыми поговорить с матерью или дождаться ее реакции. Или, может быть, им стоит поговорить снова. Советовать.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
MED-Forte.ru